Ю.В. Тахтаев

patient
Осталось собрать:
0 рублей
Пожертвовать

2017-й год объявлен
«Годом С.Н. Фёдорова»

«Старайся во всех удачах благодарить
обстоятельства, а во всех неудачах
винить только себя.»
С.Н. Фёдоров

Выдержки из беседы с доктором медицинских наук, профессором кафедры офтальмологии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова Ю.В. Тахтаевым.

Многие студенты и недавние выпуск­ники ленинградских медицинских вузов стремились работать в филиале МНТК.

Молодежь привлекала в первую очередь личность самого Святослава Николаевича Федорова. Он был настоящим лидером, генера­тором идей. С его именем связывали не толь­ко будущее офтальмологии, но и новый этап в развитии всего здравоохранения страны.

Первый раз я увидел С.Н. Федорова в 1987 году, в ленинградском аэропорту «Пулково». Туда приземлился американский самолет с офтальмологической операцион­ной на борту. Американские врачи приехали в Советский Союз в рамках международного проекта «ORBIS» по приглашению Святосла­ва Николаевича.

Прямо в аэропорту был устроен кон-ференц-зал. На борту самолета проводились операции по поводу катаракты, за которы­ми по прямой трансляции могли наблюдать находящиеся в зале советские врачи-офталь­мологи и студенты-медики. Федоров тоже находился в зале. После завершения опера­ций он выступил перед присутствующими, рассказал, в частности, о филиале МНТК, который должен открыться в Ленингра­де. Это событие врезалось в мою память на всю жизнь.

 

— Что именно произвело на Вас впечатление: визит американских оф­тальмологов или возможность увидеть и услышать С.Н. Федорова?

— Два события как бы слились воедино. Во-первых, у студентов-медиков, да и дей­ствующих врачей в Советском Союзе было мало возможностей познакомиться с пере­довыми зарубежными технологиями. При этом по целому ряду позиций советские оф­тальмологи вполне могли конкурировать со своими зарубежными коллегами.

 

Мы могли в этом убедиться воочию, наблюдая за операциями, проводимыми не только с борта самолета «ORBIS», но из операционной Первого Ленинградско­го медицинского института — оперирова­ли профессора Анатолий Иванович Горбань и Отари Александрович Джалиашвили.

Но наша офтальмология, как и медицина в целом, развивалась обособленно. Поэтому визит летающей офтальмологической опера­ционной из далекой Америки на самом деле стал важной вехой для развития интернаци­ональных контактов.

Что касается Святослава Николаевича… Большинство людей, которым посчастливи­лось с ним общаться или просто присутство­вать на его выступлениях, становились его сторонниками, а часто и соратниками. Для молодых врачей шанс работать в одном из филиалов МНТК означал возможность про­явить себя в профессии, получить доступ к современному оборудованию и высоким технологиям…

Мне было тогда всего 24 года, и я стал са­мым молодым хирургом в клинике. А даль­ше была клиническая ординатура, диплом об окончании которой я получил из рук С.Н. Федорова. В этом документе была фра­за: «разрешено самостоятельно выполнять в полном объеме операции по технологиям МНТК». Это был зеленый свет в «большую микрохирургию» и науку.

…«Прекрасные глаза — каждому» — это был лозунг, которому следовал Святослав Николаевич Федоров всю жизнь и кото­рый начертан и на наших знаменах. Зре­ние — самый большой дар, который дала нам природа, и каждый человек имеет пра­во на свет!

 

«Рефракционная хирургия глаза — это чудо, которое может пережить каждый!». Интервью газете «Поле зрения», 3 июля 2013 г.

 

 

Выдержки из беседы с заслуженным врачом РСФСР, кандидатом медицинских наук Н.С. Ярцевой:

 Нонна Сергеевна! Не могу не спро­сить, что для Вас значила личность Святослава Николаевича?

— Очень большая личность, необыкно­венная. Такого человека я больше в своей жизни не встречала. Это человек, который для дела шел на все. У него необыкновен­но работала голова, память была необык­новенная, нахальство — необыкновенное. Он всегда меня наставлял: «Первым делом спроси у больного, что он может сделать для института». Часто мне приходилось с ним спорить, не всегда я соглашалась с его мне­нием. Федорову это не больно нравилось, поэтому он долго не давал мне «доцента». Но он болел за дело как никто другой. «Чем мы оперируем? Топорами?» — возмущался он, и очень скоро появился первоклассный инструментарий. А как он бился за хруста­лики? Если бы не Аграновский, неизвестно, чем бы закончилась вся эта эпопея. Анато­лий Аграновский очень помог Федорову своей статьей. Виталий Николаевич Архан­гельский, главный офтальмолог Минздра­ва СССР в 60-е годы, был непримиримым противником хрусталиков, считая, что ино­родному телу не место в человеческом гла­зу. Много спорила с Федоровым по поводу кератотомии. Помните, здесь стояли толпы людей? Я ему говорила: «Святослав Никола­евич, эта операция только по показаниям. Вы подумайте, это же роговая оболочка, прозрачная ткань». Заживает она не через день-два, рубец появляется через 7 и бо­лее лет. С роговицей нельзя было так обхо­диться. Спорила с ним насчет конвейера, приводила в пример Райкина, когда один пришивает пуговицу, другой — рукав, тре­тий — карман. Но осложнений, слава Богу, не было. И он почти всегда был прав.

— Вы не сожалели о том, что ушли из института Гельмгольца и что жизнь све­ла Вас с Федоровым?

— Никогда не сожалела. Я уважала Свя­тослава Николаевича за то, что он всегда стремился к чему-то новому.

— Спорили с ним на политические темы?

— Иногда приходилось, но я знала, что это бесполезно.

— С высоты своего опыта, что бы Вы пожелали молодым людям?

— Мне приятно осознавать, что в сво­ей жизни я сделала много хорошего людям. У меня был прекрасный муж, очень поря­дочный человек… А люди должны любить друг друга, не делать пакости, а только до­бро. Понимаете, доброта — самое главное. Только тогда люди будут здоровы, счастли­вы, и все у них будет хорошо.

«Нонна Сергеевна Ярцева: «Мы были настоящими патриотами». Интервью газете «Поле зрения» 8 апреля 2013 г.

 

 

 

Выдержки из беседы с директором Хабаровского филиала ФГАУ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова», доктором медицинских наук, профессором В.В. Егоровым:

 

 

— Как Вы считаете, почему Святослав Николаевич Федоров предложил именно Вам должность директора? У него были другие претенденты?

— Я задавал себе вопрос, почему вдруг выбор пал на меня. Получилось вот что. Как ассистент кафедры глазных болезней я был обязан один раз в пять лет проходить курсы повышения квалификации не толь­ко по специальности «офтальмология», но и по педагогике. Поскольку в аспирантуре я учился в Москве, то на курсы попросился в Санкт-Петербург, попал на кафедру офталь­мологии педиатрического факультета Ле­нинградского медицинского института, ко­торую возглавлял Анатолий Иванович Гор­бань. Учеба длилась 2,5 месяца, после чего я вернулся в Хабаровск.

Когда возникла идея создания системы МНТК с 12 филиалами, одним из городов был выбран Хабаровск. Однако я думаю, что если бы в тот период Владивосток был открытым городом, то, скорее всего, фили­ал был бы организован там, поскольку воз­можностей для этого во Владивостоке было больше.

В марте 1987 года в Хабаровск прилете­ли Александр Дмитриевич Семенов, Эду­ард Тышлер, сотрудник отдела координа­ции, для обсуждения с руководством горо­да и края вопросов строительства филиала МНТК. Кроме того, они должны были рас­смотреть и кадровые вопросы, в частности, кандидатуру на должность директора. Позже А.Д. Семенов мне рассказывал, что Анато­лий Иванович Горбань, уже, будучи директо­ром Ленинградского филиала МНТК (он от­крылся на год раньше), в разговоре со С.Н. Федоровым посоветовал обратить внимание на меня. Так была решена моя дальнейшая судьба. Я прилетел в Москву на собеседова­ние со Святославом Николаевичем, и он ут­вердил мою кандидатуру.

— Не могли бы припомнить, о чем Вы говорили с Федоровым?

— Честно говоря, разговор был корот­ким. Он ни о чем меня не расспрашивал, вкратце и довольно эмоционально расска­зал о том, что будет представлять собой си­стема МНТК. Вопрос в отношении меня уже был, очевидно, решен, и наша встреча с ше­фом носила скорее формальный характер.

— Вы сразу приняли предложение, или были причины для сомнений?

— Для меня вопрос этот не стоял. Я счи­тал, что у меня была приличная научная подготовка: моим учителем в аспирантуре был академик Аркадий Павлович Нестеров, я хорошо знал московскую офтальмологиче­скую «кухню», был знаком со многими из­вестными докторами; обладал неплохой хи­рургической практикой, выполнял все виды вмешательств: катаракту, глаукому, отслой­ку сетчатки, косоглазие и т.д.

— Как складывались Ваши отношения со С.Н. Федоровым?

— Он дважды прилетал в Хабаровск: на от­крытие филиала и в качестве кандидата в Пре­зиденты России. Кстати, хабаровчане отдали С.Н. Федорову 18% голосов. Сейчас раз в квар­тал мы приезжаем в Москву на директорат. При Святославе Николаевиче такого не было, но при этом он всегда находил возможность общаться с директорами во время конференций.

«Профессор В.В. Егоров: «Я совершенно обычный человек». Или 30 лет служения людям». Интервью газете «Поле зрения

 

«Фонд Святослава Федорова» выражает благодарность редакции газеты «Поле зрения» за разрешение использовать материал, опубликованный в газете «Поле зрения» №6 (2017)

Осталось собрать: 0 рублей Пожертвовать