Человек с планеты ЛЕБЕДЬ-39

Журнал «Страхование здоровья», №1, 2002 г.

Люди становятся рабами или хозяевами своей жизни. Одним не хватает сил плыть по течению, другие наперекор всему движутся против потока. И дело тут не в возрасте, наследственности или социальном положении, дело — в самом человеке.

Святослав Николаевич Федоров нелепо погиб в 73 года, а жил так, как будто ему было 25. Для его близких, друзей произошедшая трагедия — абсурд, какая-то высшая несправедливость, Поэтому в воспоминаниях, в разговорах, в приходящих ко многим снах, он — живой, здоровый, готовый к действию. Таким он останется навсегда и для самого дорого человека, для жены Ирэн Федоровой.

В системе жизненных ценностей на первом месте для него стояла работа. Потом, может быть, я, дом, дети и все остальное. Но Дело было центром жизни, единственной точкой отсчета и мерой вещей.

Когда писатель и философ Лев Николаевич Гумилев развивал свою теорию пассионарности, он и Святослава Федорова держал в уме. По Гумилеву, пассионарная личность — та, которая рождается в нужный час, в нужной стране, в нужной профессии и становится мощным мотором, двигающим время вперед. Он писал о Рембранде, о Ван Гоге, об ученых разных времен и в этом ряду назвал Федорова — мол, и в наше время пассионарии есть…

Славе многое пришлось на своем веку пережить. Но, наверное, по большому счету все это было не случайно. Может, Бог оттого и лишил его ноги в ранней юности, чтобы не дать ему уйти в авиацию, в небо. Он бы давно был не в небе, а на небесах — наверняка бы стал испытывать какие-нибудь новые сложные самолеты, крутил бы фигуры высшего пилотажа на грани запредельного риска и сложил бы свою буйную голову до сорока. Но все пошло по-другому.

Его друзья по летному училищу не знали, как прийти к нему в госпиталь, где он лежал после ампутации голени: когда торопился на праздничный вечер, сорвался с подножки трамвая и попал под колеса. Что говорить? Какими глазами смотреть? А он встретил их с улыбающимися лицом: «Я всего Маресьева проштудировал… Главное — не ноги, а голова». Даже когда его отчислили, он бодрости духа не потерял. Мать ходила черная от горя, а он ее успокаивал — мол, ничего, прорвемся. Прыгал на костылях, как кенгуру, умудрялся даже в волейбол играть одной рукой. Никакого комплекса у него не было, а может, он его переборол — главное, что жизнь он себе из-за своего увечья не портил и душу не травил. Потом сделал себе хороший протез и вообще перестал на это обращать и чужое внимание, и свое. Я. например, пока мы не стали близки, не догадывалась, что у него нет ноги…

Он стал офтальмологом не от безысходности, а потому, что увлекся, бурлил идеями, мир хотел перевернуть. Целая Вселенная для него умещалась в 23-миллиметровых пределах человеческого глаза. Он был «человеком результата». Никаких промежуточных финишей не признавал и не пытался ничем оправдать неудачи. Когда он ставил перед собой какую-то цель, все остальное переходило в разряд несущественного. Чем больше преград — тем интереснее. Практически всегда штурм удавался, пусть не с первой попытки.

Мне кажется, он и хирургией занимался, офтальмологией именно потому, что результат виден сразу. Был человек слепым, убрали ему катаракту — и он видит. Ходит человек в очках, сделали ему радиальную кератотомию — и мир для него сразу становится другим. Сняли бельмо, имплантировали кератопротез — и после 15, 20 лет темноты у пациента в глазах свет. Для Славы очень важно было ощущение того, что он может мгновенно дать человеку счастье, исполнить мечту, которая казалась недосягаемой. Не ждать, не надеяться долго и бесплодно, не разочаровываться мало-помалу. Сразу и быстро!

Жизнь человека только тогда полноценна, когда он получает радость от пребывания на Земле. Радуется ярироде, общению, движению, созерцанию. Но больной человек концентрируется только на проблемах своего организма и абсолютно утрачивает интерес к окружающему миру, А ведь он частица этого мира, частица самой радости. Поэтому здоровье — это качество человека, необходимое для того, чтобы он хотел жить.

Кроме того, здоровье — главная собственность человека. И сегодня, когда мы получили политические права и бьемся за экономическую свободу, нужно понимать, что здоровье становится еще и основной экономической силой — больной человек не может зарабатывать нормально. Он не может удовлетворять свои потребности самостоятельно, в этом ему должны помогать общество и государство. Общество же сегодня само нуждается в помощи, а государство в лечении.

Все это заставляет напомнить нашим гражданам, всем людям, живущим в России, о том, что укрепление своего здоровья, укрепление своего тела, стремление к гармонии и красоте должны стать одной из основных задач человека, живущего на Земле. Поэтому все, что способствует продлению здоровой и радостной жизни, должно быть применено людьми. Информация о том, как прожить дольше, как прожить счастливей, стала просто настоятельной необходимостью.

Из статьи С.Н. Федорова для газеты «Здоровый мир»

Слава — из тех людей, которые сделали себя сами. Он был сыном «врага народа», и это страшное клеймо даже на внешности его отпечаталось: он был самым маленьким и слабым среди сверстников.

В училище из-за низкого роста все его звали «Федоренок». Но вдруг пришла первая юношеская любовь. И он, уже без ноги, на костылях ездил в другой город к своей Вале — сначала на автобусе, потом на трамвае, потом туда-сюда по ступенькам несся, только чтобы посмотреть на нее, поговорить. А ей, как любой девчонке, нравились высокие, сильные, мужественные. Раз так, он начал как заведенный заниматься спортом — гимнастика, гири, плавание. Больше всего ему в тот момент хотелось вырасти, и за полтора года он прибавил в росте 4 сантиметра.

Славу порой спрашивали, когда он последний раз плакал в своей жизни. И он вспоминал, как в 46-м году победил в соревнованиях по плаванию. Рядом находился военный госпиталь, среди зрителей было много больных, и когда они увидели, что парень без ноги, такой же инвалид, как многие из них, стоит на верхней ступени пьедестала, то пообрывали все цветы с газона, прямо с корнями, и преподнесли ему букет. Вот тогда Слава заплакал. Он понял, что может чего-то добиться.

Плавать он любил всю жизнь, в воде себя чувствовал, как в родной стихии. Когда мы отдыхали на море, для него проплыть 8 километров было сущим пустяком. Я всегда волновался: «Слава, вдруг у тебя случится спазм?» Он только отшучивался. В кабинете у него стояли тяжеленные гири, который он играючи выжимал, если выдавалась свободная минутка. По выходным на даче мне было лень куда-то двигаться, особенно в плохую погоду. А он с утра пораньше надевал штаны, сапоги — и на улицу. На лыжах ходил, на лошади скакал, на мотоцикле носился. И так без конца. Остановить его было невозможно. Если он чего и боялся — только того, что повредит вторую ногу и не сможет ходить. Оказаться беспомощным, неподвижным было бы для него худшим из наказаний.

Через 54 года после того, как его отчислили из авиационного училища, он полетел! Самостоятельно, на вертолете. Никто не мог его отговорить, он просто не слышал резонов, мечта о небе давно сидела в подкорке. Я думаю, если бы он сумел крылья привязать к рукам и парить — так бы и сделал, ни на минуту не задумавшись.

Рядом с ним люди его возраста казались стариками. Он же до самого конца не стыдился смотреть на себя в зеркало: он сам свою фигуру вылепил, чувствовал в себе силу и мощь. У меня замирало сердце, когда он шутя обнимал меня так крепко, что хрустели ребра — такой он был сильнющий. Когда Слава разбился, после вскрытия мне сказали, что у него был организм 25-летнего мужчины.

Слава считал, что нужно как можно меньше ходить по врачам. У него даже не было медицинской карты, ни в одной поликлинике. Он любил повторять: «Если мозг все время работает, если в нем бьется мысль, наши сосуды работают с такой ускоренной силой, что заболеть практически невозможно».

Он терпел любую боль и мало обращал внимания на свои недомогания. Все ему было нипочем. До последнего обычно не хотел принимать таблетки. Бывало, у него температура сорок, я его чуть ли не на коленях умоляю, чтобы он принял аспирин, а он ни в какую: «Не мешай моим эритроцитам с лейкоцитами бороться! Чем выше температура, тем лучше». Он в таком состоянии и на работу ходил.

Слава никогда не пугал своих пациентов, как некоторые врачи: «Ничего-то вам нельзя…» Он всегда разрешал максимум из того, что мог себе позволить больной. Выпить? Чуть-чуть можно. С женщиной поспать? Только не активно. Главное, чтобы все было человеку в радость. В сложных случаях, когда пациенту нельзя было помочь, Слава говорил об этом прямо, но всегда оставлял надежду на будущее: «Пока мы этого не делаем, позвоните через два-три года — тогда появятся новые научные разработки». Он был уверен, что медицина победит многие страшные болезни не за счет химии, лекарств, а с помощью новейших технологий, скажем, на уровне клетки.

Люди заряжались от Славы его энергией, приходили к нему снова и снова, чтобы только поговорить. Он постоянно «подпитывал» окружающих, словно мощная батарея или аккумулятор. Рядом с ним я не чувствовала ни болезни, ни усталости.

У него, безусловно, был талант «экстрасенса». Однажды мы попали в горах Закарпатья в полуразрушенный монастырь, где начинались археологические раскопки. Встретили там «биоэнергетика», который ходил со специальной рамочкой и помечал места возможных древних захоронений. Слава заинтересовался: что за рамочка, как действует? Ему объяснили, что надо взять ее двумя пальцами, и она покажет, насколько у человека сильное биополе. В моих руках рамочка вела себя крайне вяло. А у Славы заходила ходуном, чуть не вырвалась. Гид был поражен: «У вас колоссальные экстрасенсорные возможности, их надо развивать! Такой энергией наделены лидеры, которые могут вести за собой массы людей. А вы, собственно, кто по профессии?» Дело было в начале 80-х, и Федорова в лицо не все знали…

Я часто в шутку говорила, что он родом не отсюда, с Земли, а с планеты Лебедь-39. Он пришел из космоса и туда же ушел.

Он не любил быть в толпе. Был настолько яркой и самоценной личностью, что всегда нуждался в аудитории, которую мог бы заразить своими идеями. Во время президентской и парламентской кампаний выступал перед самыми разными, порой не очень-то дружелюбно настроенными к нему людьми. Ему было важно видеть их глаза, находить отклик. Приходил домой и говорил с гордостью: «Я их достал. Я их завел». Для него это было настоящим счастьем.

Он не подсчитывал свои рейтинги и даже в ночь перед объявлением результатов первого тура президентских выборов, не дождавшись окончательных итогов, пошел спать. Но ему нужна была возможность высказывать свои взгляды, безумно нравилось обращать людей в свою веру и видеть, как полное непонимание сменяется интересом и сопереживанием: «Ты понимаешь, они смотрят по-другому, они задают вопросы, все уже идет иначе». Где-то в его записях я обнаружила строчку: «надо добиваться цели, царапая руки в кровь». Не просто так она появилась.

Слушая его проповеди — о том, что надо освободиться от рабской психологии, дать людям распоряжаться результатами своего труда — я иногда не выдерживала: «Слава, ну сколько можно говорить одно и то же!» Он не раздражался: «Это для тебя — одно и то же. А я рассказываю разным людям. Пусть послушают. Капля камень точит, может, и я продолблю что-нибудь».

Есть такая заповедь апостола Павла: «Я готов для всех быть всем, чтобы спасти хотя бы некоторых». Слава что-то подобное тоже для себя решил. И пока у него были силы, пока стоял на ногах, ни за что бы не отступился.

Разбирая его архивы я постоянно натыкалась на какие-то театральные программы или вырванные из блокнота листки, где он наспех записывал пришедшие в голову мысли. Беглые записи на ходу, без конца и начала, без расчета, что кто-то, кроме него, когда-то их перечтет и осмыслит… Может, в них и есть та самая «загадка Федорова», которую никто пока не постиг.

l39

Эти записи сделаны Святославом Николаевичем, когда ему было уже 70 лет


  • Новости

    14.06.2017
    8 августа, в день рождения академика Святослава Николаевича Фёдорова, состоится Международная благотворительная акция «Прекрасные глаза – каждому!», которую организует  «Фонд  Святослава Фёдорова». В этом году акция приурочена к 90-летию со дня рождения выдающегося офтальмолога. Её цель – продвижение  высокотехнологичной медицинской помощи, а так же обеспечение её доступности широким слоям населения — и взрослым, и детям. В этот день ученики и […]
    09.06.2015
    2 июня 2015 года исполнилось пятнадцать лет со дня гибели одного из самых выдающихся офтальмохирургов современности, новатора, врача от Бога, известного государственного и общественного деятеля академика Святослава Николаевича Фёдорова. Во всех клиниках МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова прошел ряд мероприятий, посвященных этой памятной дате. В головной организации Комплекса на утренней конференции выступил генеральный директор МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова профессор А.М. Чухраёв: «Святослав Николаевич был не только гениальным офтальмологом, он был яркой личностью, великим организатором в области здравоохранения. Имя Федорова останется в памяти тысяч благодарных пациентов, его учеников и коллег. Посещая наши филиалы, можно увидеть масштабность этого талантливого человека, преданность своему делу, умение предвидеть, умение генерировать новые идеи».
    22.07.2014
    Среди взрослого населения нашей страны нет человека, которому не было бы известно имя Святослава Фёдорова, знаменитого хирурга-офтальмолога. Личность Федорова и его прогрессивная методика лечения всегда стояли особняком – в авангарде мировой медицины. Этот человек подарил новый, радостный и светлый мир трем миллионам пациентов из разных стран мира. Свой девиз «Прекрасные глаза - каждому» он подтверждал ежедневно, на протяжении всей жизни. После трагической гибели дело Фёдорова продолжили его ученики. В память о своем наставнике 8 августа в день рождения С.Н. Фёдорова его последователи ежегодно проводят в этот день благотворительные медицинские консультации для всех нуждающихся в офтальмологической помощи. Традиция зародилась в 2000 году стараниями семейной пары врачей-офтальмологов Ларисы Кардановой и Наифа Джабер Ахмеда. Тогда, в возглавляемых ими клиниках в Нальчике и Пятигорске врачи бесплатно обследовали почти 150 посетителей. Со временем это начинание поддержали ученики и последователи Фёдорова.
О Фонде :: Контактная информация
Адрес: 109012, г.Москва, Новая площадь, д. 8, стр.1, офис 415 - 416.
Тел.: (495) 628-24-85, Факс: (495) 621-59-67
E-mail: s_fedorov@inbox.ru
2000-2011 © Все права принадлежат Фонду им. Святослава Федорова.

Мы в социальных сетях: